13.04.2018
Чиновники игнорируют обнищание жителей Бурятии

Четвертый год подряд доходы жителей Бурятии неумолимо сокращаются. Катастрофическое снижение уровня жизни привело к тому, что  как минимум половина жителей Бурятии попала в категорию бедняков.  

По данным Бурятстата, только за февраль доходы жителей республики   снизились почти на 12% от аналогичного периода прошлого года.  И это притом что официальная статистика, как мы знаем, далеко не всегда отражает истинное положение дел. 

Эксперты Высшей школы экономики подсчитали: в 2017 году трудности при покупке продуктов или одежды испытывали более 40% россиян, а у десятой части жителей страны денег не хватает даже на продукты. В Бурятии о подобных социологических исследованиях ничего не известно, однако по целому ряду индикаторов можно говорить о том, что более половины населения (если не больше) хронически испытывает проблемы с покупкой качественной еды и одежды. 

Статистику искажают богачи-одиночки

Средняя пенсия в Бурятии в 12 тысяч 400 рублей находится на границе так называемого прожиточного минимума. Реальная пенсия у большинства еще ниже, поскольку на размер усредненной пенсии активное влияние оказывают получатели из госсектора – бывшие силовики, судьи, депутаты, чиновники. Их не так много, как обычных пенсионеров, но их пенсии заметно искажают общую печальную картину положения большинства пенсионеров, фактически бедняков. 

Картина растущей бедности больше всего складывается из ухудшающегося положения работающих граждан,  чьи доходы не позволяют им выбраться из нищеты. И, как обычно, реалии разошлись с публичной официальной картинкой. Ведь в январе 2018 года Бурятстат показал, что средняя зарплата у нас – 32 тысячи по региону. Эти данные также нуждаются в тщательном анализе, поскольку и здесь мы видим высокие зарплаты в государственном и финансовом секторе, а также в отдельных секторах добывающей промышленности. Где средняя зарплата в несколько раз выше. Эти богачи и дают искажение реальной ситуации. 

На самом деле основная часть работающих  получает где-то в районе 20 тысяч рублей и меньше. При прожиточном минимуме в 11 тысяч рублей (хотя непонятно, как можно прожить на эти копейки), на эту зарплату работник еще может кое-как удовлетворить свои минимальные потребности. Но если только он будет «проедать» эти 20 тысяч один. 

Если в семье есть хотя бы один неработающий, то тогда – здравствуй, бедность! Обычно в категорию малоимущих попадают люди, которые хоть и получают среднюю по РБ зарплату, но имеют двоих и более детей. Доходов даже двух работающих взрослых не хватает на полноценное обеспечение себя и детей всем необходимым. Что уж говорить о том, когда трудится только один из родителей. 

Под категорией «все необходимое» понимается наличие крыши над головой, бытовой техники, возможности выезда на отдых, возможность приобретать мебель и одежду за счет собственных средств. Такие блага, как покупка жилья или автомобиля в кредит, вообще становятся доступными лишь для единиц. 

Добить поборами

Плюс к финансовым реалиям сегодняшнего времени прибавляются и разные форс-мажоры. От жизненных неурядиц и неожиданных ЧП не застрахован никто. С подобными проблемами неожиданного исчезновения источников дохода сталкиваются многие семьи. Просто это тщательно скрывается не только властями, но и самими пострадавшими. Люди очень тяжело признаются посторонним, что их холодильники пусты, а дети недоедают.  Например, зачастую кто-то из членов семьи впадает в бедность после развода, после раздела имущества или ареста счетов. 

Обеднение семей происходит и в результате превышения расходов над ежегодно снижающимися доходами. 

– Многие работающие жители Бурятии оказываются на краю финансовой пропасти по одной простой причине – их просто систематически грабят, – убежден политик Игорь Бобков. – Грабят все: ресурсоснабжающие организации с их завышенными тарифами, банки, аптечные и торговые сети, где все гораздо дороже, чем в других регионах. Кроме того, развитие крупных сетей разоряет многих мелких предпринимателей, которые затем пополняют армию безработных.

По словам Бобкова, «можно сколько угодно болтать о социальной направленности бюджета и растущих федеральных трансфертах, но, как показала практика, московские деньги практически не решают проблему бедности в республике». 

Даже если у народа и появляется хоть какая-то копейка, все тут же уходит в результате роста налогов и поборов. Так, в Бурятии наблюдается запредельно высокое число видеокамер на улицах столицы. Эту грабительскую тенденцию нам преподносят под соусом «забота о безопасности». Но по факту, в 2016 году с помощью одних только автоматизированных комплексов фотовидеофиксации  карманы жителей Бурятии облегчили на 161 миллион рублей. А в прошлом году с людей собрали уже 186 миллионов рублей. 

Всего же на штрафах в 2017 году в бюджет  Бурятии взыскано  около 500 миллионов рублей. Это деньги, которые забрали у людей и их семей. Соответственно,  дети этих людей, «заботливо» ограбленных государством, будут кушать меньше. 

Причем очевидно, что большинство получателей штрафов и так едва сводят концы с концами. Достаточно посмотреть на типичного бурятского автомобилиста. Как правило, это владелец 20-летней  «Тойоты-Короллы» (или другого подержанного авто), да еще и купленной в кредит.

Банки разживаются на нищих

С одной стороны, идет ежегодное сокращение рабочих мест на крупных и средних предприятиях, что увеличивает безработицу, а с другой – растут расходы на те же штрафы, тарифы ЖКХ и цены на продовольствие. Подобные дисбалансы приводят к тяжелым последствиям для людей. 

В других регионах жители, попавшие в трудные жизненные ситуации, еще могут воспользоваться кредитными картами, на которые в течение льготного периода (30–50) дней не начисляются проценты. А как у нас? 

– В 2016 году в республике было выдано 193 тысячи 763 кредитные карты, а в прошлом году их число уменьшилось до 190 тысяч 286, – сообщила главный эксперт отделения Национального банка по РБ Нелли Булсуева. 

Иначе говоря, потребность в кредитах растет, однако закредитованность жителей Бурятии настолько велика, что банки сокращают выдачу кредитных карт. Сегодня большинство новых бедняков оказываются перед выбором – или заплатить банку, или поесть. Если не выплатить ипотеку, можно лишиться крыши над головой. Поэтому выбирать не приходится. Люди начинают отказывать себе во многом, прежде всего экономят на еде. Переходят на картошку, хлеб, макароны и дешевые суррогаты еды. Это так называемая мусорная еда, содержащая химические заменители. А длительная нехватка жизненно важных белков, витаминов и микроэлементов сказывается на растущих организмах самым неблагоприятным образом, и в этом случае больше всего страдают дети. 

Признать очевидное

Первый шаг для начала решения проблемы бедности – это хотя бы ее признание. Понятно, что властям это делать невыгодно. Много лет проблему бедности старательно задвигали в долгий ящик, занимались ею «по остаточному принципу». Все внимание уделялось   великим прожектам, например, пресловутой байкальской турзоне. Проектам, на которых зачастую лишь отмывали бюджетные средства, приносящие сверхприбыли лишь узкой прослойке людей в Москве и на площади Советов. 

Эти «суперпроекты» не только не создавали дополнительные рабочие места, но и ухудшали дальнейшее состояние бюджетов. Например, строительство циклопических спортивных и культурных сооружений, улан-удэнских дорожных развязок в кредит. И сегодня на слуху вновь мега-проекты  строительства дорог на БАМ или разработка свинцовых месторождений в северных районах. Но будут ли там работать жители Бурятии, а не китайцы и иногородние работники? Какое отношение эти планы имеют к росту занятости в Улан-Удэ? Повлияют ли эти проекты на сокращение числа бедных? На эти вопросы уже сегодня можно дать отрицательные ответы. 

Таким образом, явно назрела необходимость создания комплексной программы по преодолению бедности в кризисный период. Смогло же правительство Бурятии в два раза уронить цены на авиабилеты до Москвы и сохранить деньги жителей Бурятии, которые ранее уплывали из региона. Почему бы, например, не занять более принципиальную позицию по тарифам по отношению к той же ТГК-14?  Это, что называется, по расходам. 

Что касается доходов, то главной задачей на первом этапе  могут стать усилия по стабилизации роста безработицы через поддержку существующих в Бурятии заводов и фабрик. Которые пока обеспечивают хоть какую-то занятость. Ведь в то время когда власти с помпой декларируют сборку в Улан-Удэ из китайских запчастей плохо летающих дронов, существующие градообразующие предприятия одно за другим ложатся на бок. В том числе в результате весьма хитроумной «поддержки» государственных банков и растущих аппетитов рейдеров, которым отпора в Бурятии никто не дает. 

Активно банкротящиеся сегодня  ЗАО «Улан-Удэстальмост» и ЗАО «Заудинский мелькомбинат» – только видимая часть айсберга, и их последующая ликвидация приведет к новому росту безработицы и количества бедных в столице региона. 

Еще одна задача – прекратить на всех уровнях «кошмарить» бизнес, в результате чего инвестиции снижаются, а тысячи индивидуальных предпринимателей только и думают, как бы побыстрее продать свои активы и уехать в Москву или Краснодар. Именно они создают мощнейший отток денег и мозгов, обедняя регион. 

Так, за четыре года число отрицательное сальдо миграции из РБ выросло более чем в два раза, и среди них немало активных людей, в том числе состоятельных. И, наконец, поскольку ситуация в экономике продолжает ухудшаться, пора готовиться к введению в Бурятии бесплатных продовольственных талонов. Для людей, чей доход составляет меньше величины прожиточного минимума на одного человека.  Тогда карточки получат сотни тысяч жителей республики, что поможет им избежать хронического недоедания.

Дмитрий Родионов, «Номер один». 
^